2.9.15

13!

Нашему старшему сыну исполнилось сегодня 13 лет. 



13 лет назад моя жизнь приобрела совершенно иной смысл. 
13 лет назад я перестала существовать для самой себя, как бы мне это ни нравилось - но теперь появилось существо, которое полностью во всем  зависело от меня. 
То, что я ела, что я чувствовала, что пила, и как проводила свое время уже больше не принадлежало мне одной - а оказывало влияние на этого нового человека. 
Постепенно, из года в год я научилась слышать тихий голос Бога и видеть в этом малыше не помеху моим планам, а дар.
И не только радоваться этому дару и с изумлением видеть, как растет это пухлое чудо и как развивается его разум, но и ощущать вес поручения, милостиво данного мне, состоящей из пыли и праха - поручения вырастить это вечное существо для Того, в чьих руках находится дыхание моего сына. 
Дыхание, которое может прерваться завтра. 
Прах и пыль моего существования постоянно дают мне знать о себе - лень и эгоизм не искоренишь за неделю - поэтому-то весь рост в моей жизни с Богом я приписываю практически полностью материнству, начавшемуся тогда, 13 лет назад с маленького тяжеленького малыша, который отказывался спать и у которого не проходила экзема.

На этих днях мы читаем вместе с ним, 13-летним (он все еще не любит спать! а экзема прошла), когда улучим время, тихое от забот и требований остальных членов нашего семейства книгу Германа Мелвилла Моби Дик. Захватывает! В сегодняшней главе была просто потрясающая проповедь об Ионе, прочитанная проповедником (называющего себя кормчим) маленькой портовой церквушки. Вот какие слова задели за живое сегодня и на самом деле являются своего рода эпитомией всего, что хочу внушить своему сыну, превращающегося в мужчину на моих глазах:

"Братья, я не ставлю в пример Иону, чтобы вы подражали ему в его  грехе, но я ставлю его в пример как образец раскаяния. Не грешите, но, совершив грех, непременно покайтесь в нем, подобно Ионе". 
и еще - "Справа по борту рядом со всяким горем движется неизменная благодать и вершина этой благодати уходит далее ввысь, чем уходит вниз глубина горя, подобно тому, как высота горт-мачты превосходит глубину кильсона. Благодать, устремленная высоко вверх и глубоко внутрь, благодать тому, кто против гордых богов и владык этой земли, непреклонный, ставит всегда себя самого. Благодать тому, чьи сильные руки еще поддерживают его, когда корабль этого предательского, подлого мира идет ко дну у него под ногами... Вечная благодать и радость - удел того, кто сможет сказать, испуская последнее дыхание: "Отец мой...смертный или бессмертный, вот, я умираю. Я стремился принадлежать Тебе скорее, чем этому миру или самому себе. Но сие все - неважно. Я оставляю Тебе вечность, ибо что есть человек, чтобы пережить ему своего Бога?"

Желаю своему сыну знать себя тем, кем он является. Сотворенный руками Бога на 
особенные дела, имеющий Его дух, соединивший в себе прах и вечность. 
Желаю своему сыну полагаться на ту благодать, которая возвышается как мачта над
всеми глубинами этой жизни. В конце, когда мы все прибудем в место назначения, никто из нас не сможет ткнуть Ему в лицо своими делами и достижениями или горестями,
через которые пришлось пройти. Я не знаю, какой путь предначертан моему сыну, и 
через какие моря пройдет его корабль, волнам какого греха ему придется 
противостоять, какой груз ему будет дано везти и как ему придется поддерживать этот тонущий мир. 
А пока он еще в порту, мы будем его оснащать средствами, доступными нам... немного 
времени осталось, ох как немного.