18.5.16

Сирена

"Я поехал, мама", сказал мне старший, прыгнул на велосипед и как ветром сдуло.

А мы за дела. Убраться после обеда, пропылесосить, уложить Надю спать, попереводить, проверить математику, полить огород...

Но что делать, когда двухлетняя малышка никак не утихомиривается и не хочет говорить "аминь" при молитве? Пора спать, и маме надо кучу дел переделать, а она вдруг захотела помолиться (что мы обычно делаем не сейчас, после обеда, а вечером!).

"Мама, молиться. За папу. За Ивана (соседский мальчик). За Сьенну. За Давида и велосипед".

Такие случайные "от фонаря" просьбы молитвенные меня уже не удивляют. Эти ее просьбы часто бывают поводом оттянуть время сна - и она упорно не желает говорить аминь, пока самой не захочется. И мы эти моменты обычно не торопим - уж  очень она сладкая в такие минуты.

Но не в этот раз. Нетерпение поднималось в сердце тяжелой волной, в голове уже прыгали-дергались нервно списки дел, которые надо было успеть сделать.

Вздохнула тяжело, но все таки помолилась: "Спасибо за Ивана. Спасибо за Сьенну. Спасибо за Давидку и велосипед".
И что-то толкнулось в сердце и вылилась сама собой молитва: "Будь с Давидом. Защити и благослови его".

Спустилась вниз, убрала игрушки, домыла посуду, помыла горшок. Нарезала овощи для супа, села за компьютер попереводить.

В нашем маленьком городке очень тихо и спокойно. И поэтому когда звучит сирена, то слышат ее все, и чувствуется в воздухе всеобщее волнение: Что-то произошло.

Мы частенько с детьми при звуке сирены садимся сразу, чтобы выдохнуть вместе молитву о ком-то, кто в беде или боли. Но в этот раз я и не подозревала, что эта сирена - для меня и моей плоти и крови.

Оказалось, что Давидик неосторожно ехал по тротуару и врезался в машину. Ничего, сказали мне, он не поранен и все с ним нормально, велик правда покорежен. Не переживай, только надо приехать за ним - полиция и скорая его не отпустят одного, потому что он несовершеннолетний.

Полиция? Скорая?
Сердце бухнулось далеко, глубоко, остановилось.  Не помню, как села за руль - мир вокруг как ватой обложенный, пролетел за окнами машины.

Красный свет остановил этот ватный мир, и пока я ждала зеленого света, сердце вдруг встрепенулось и ожило: Надя попросила молиться о нем, о Давидике на велосипеде. Бог через нее, через этот момент, защитил мой Камушек и Сам ответил на эту странную, "от фонаря" молитву. Еще бы несколькими секундами ранее или позднее - и все бы оказалось гораздо серьезнее.

"Сюда, мэм, в машину" - пригласил меня внутрь скорой  молоденький полицейский - "С вашим сыном все в порядке, подпишите бумаги".
Сидит мой Камушек, виновато улыбается. "Мама, колесо сильно погнулось".  Такой же молоденький усатый медбрат, чуть старше моего сына, тоже чуть ли не виновато улыбается. "Мэм, мы его не можем отпустить одного. И он отказался ехать с нами в больницу".

Ох, Камушек. Знал бы ты, какая сила тебя только что оберегла. Какие ангелы остановили ту машину. Какие руки тебя сдержали, несмотря на твою неосторожность. Какая сирена внутренняя не дала мне предаться раздражению, но толкнула на молитву. Кто, как не Небесный Отец, который любит и хранит.

Обниму этот Камушек, ставший выше меня, прижму к себе крепко: да ну его, это колесо.  Хорошо, что ты со мной.

Спасибо Тебе за внутреннюю сирену. Спасибо за Святой Дух, превозмогающий плоть. Спасибо, что Ты действуешь в мелочах нашей жизни. Спасибо за то, что даровал мне этих малышей сегодня.




12.5.16

Важный навык

Мы работаем в это полугодие над важным навыком, который останется с нашей Надей на всю жизнь.

Вся наша жизнь подчинена горшку. Весь ритм нашей жизни подладился под ритм ее нужды - сходить на горшок и каким-то образом ее ритм стал моим внутренним своего рода будильником: я каким-то странным образом стала чувствовать: пора посидеть.

Эта часть процесса не очень трудная. Большинство из домашних дел не очень срочные, и по этому их можно отложить, прервать и вернуться к ним снова.

Трудность в том, что она непредсказуема: сегодня она хочет сидеть на горшке полчаса, а завтра она вскакивает сразу, как только сходила и начинает пытаться вылить содержимое горшка в унитаз.

И так я себя чувствую, как собака на поводке: я пытаюсь убежать (по делам кухонным), но меня резко притягивают к себе.

Сфокусируйся, говорю себе. Это важный навык.

Вот и сидим. Читаем, поем песни, играем. Или просто друг на друга смотрим. Говорим о том о сем.

Это вот существование рядом с двухлеткой, с ее ритмом жизни и ее нуждами многому меня научило. Я уже упоминала, что нет ничего, что больше бы научило меня и изменило меня, как двухлетки. Сколько было преодолено скуки, и сколько было перепахано раздражения и лени - один Пастух знает. Ну и мой муж тоже, конечно.
И смотрю на нее, такую трогательную на горшке, такую потешную Плюшку с ее складочками на руках и с пухлыми ножками, и ее серьезными глазами, и сердце переполняется от любви и благодарности.

Иисус, уча и наставляя меня, не закатывает глаза и не вздыхает: когда же ты научишься.
Он вступил из вечности во время и не считал Себя обделенным.
Он, безграничный и всемогущий, облекся в кожу ограниченного человека.
Он отдал Себя, чтобы мы по-настоящему знали, что Он действительно любит.

И нас, мам, призвал любить наших малышей также - сочувствовать их слабостям, терпеливо носить их бремя, жить в их времени, отдавать себя снова и снова.

Это призвание не самое интересное - и порой кажется, что нет никакой отдачи. Но семена, которые мы сеем сегодня в наших детях, дадут плод. Наша преданность этому призванию принесет результат. Мы должны верить в путь, который назначил Бог для материнства и отдавать себя ему полностью. Многое из нашей жизни не имеет вечной ценности - но эти малыши, их вечные души - имеют и заслуживают нашего сконцентрированного внимания и посвящения.

И так оно и есть. Пока она учится своему важному навыку, я усваиваю свой урок: сидеть рядом терпеливо, обуздывать свое я, стремящееся к более интересному, присутствовать полностью, посвящать себя в мелочах - в мелочах, из которых и складывается жизнь.



11.5.16

Наша фотокнига 2015

В  течение нескольких лет я была достаточно организованной с нашими фотографиями - сортировала, удаляла ненужные дубликаты (20 расплывчатых кадров Тимофея, задувающего свечи и тому подобное!), сохраняла все по отдельным папкам и даже распечатывала самые яркие моменты.

Но 2015 год был настолько сумасшедшим, что перелопачивать гору фотографий я села только сейчас. На что мне потребовалось по крайней мере 6 часов.

И сама себя, как и своих детей, укоряю - ведь легче делать такие дела по-немногу, листик за листиком, шаг за шагом.

Но листая все эти фотографии, видя, как меняются у детей лица, и какие насыщенные у нас были дни, мое сердце переполняется от любви и благодарности. Какие полные дал нам Бог дни, как много Он дал нам роста, как верно Он ведет нас, как драгоценен этот подарок, который Он поручил мне и моему мужу - этих детей, эту семью.

Я состряпала на сайте Shutterfly.com книгу из наших фотографий. Я - далеко не артист, и на творчество у меня просто нет ни времени ни воображения. Но поделюсь с теми, кому интересно.

8.5.16

День матери

Сегодня в Америке День Матери. Я получила объятия, комплименты, цветы и даже шоколадку, смешные милые открытки. Мое сердце полно - я знаю, что благословлена непомерно.




Мои дни проносятся как вихрь и большинство недель я способна думать только одним днем - потому, что завтрашний день с его хлопотами просто не влезает в мою голову. Вечером падаю на кровать, похохочу над прошедшим днем, повздыхаю над ошибками, снова предам свое маленькое стадо в Его руки, и - до утра, снова взяться за посох, снова кормить, снова насыщать, направлять.

Давным-давно я посетовала своей маме на свою прихожую, которая по весне постоянно превращается в огромную обузу для меня, потому что дождь, потому что слякоть, потому что глинистая почва - и в результате моя прихожая постоянно грязная. Мама послушала меня, помолчала немного и сказала: "Почему-то я не помню, чтобы это было для меня проблемой. Я просто делала это, и все".

Я помню, как она постоянно боролась с грязью! Я помню по вечерам, когда все утихало,  и мы разбредались по своим углам, она доставала ведро с тряпкой и чистила сапоги, коврик, ботинки - чтобы назавтра всем нам идти в чистой обуви, чтобы в доме не было грязи. И так изо дня в день, вечер от вечера - монотонная, бессмысленная работа.

И те слова ее отрезвили меня. Материнство с его возом и маленькой тележкой именно вот такой бессмысленной, бесплодной работы - может иногда казаться тяжким грузом, когда хочется бежать и хочется быть там, где тебя замечают, где похвалят и где бездумная работа приносит результат.


Но мы тут, в 4-х стенах, а вокруг нас - нам доверенные маленькие души, маленькие жизни, с непрекращающимися нуждами, со своим пониманием времени. Интернет, который стал в последние годы для нас родителей - своего рода мудрой бабушкой, полной всяческих советов - нужных и ненужных, а также Великим судьей, осуждающим нас за промахи и неумение стряпать торты как на картинке и устраивать обалденные вечеринки с Пинтереста, бросающий постоянно вызов "больше-круче-дороже", помогает мало. Чаще всего он только усугубляет это бремя, оставляя меня  с моим мыслями наедине: я никогда не смогу, меня недостаточно.

Но это все ложь. Плоть и мир зовут - бежать и исполнять пожелания плоти. Зовут бежать вдогонку за новинками, которые якобы решат все мои проблемы. Сатана, ищущий кого поглотить, получает удовлетворение от того, как мама расшибается в лепешку, стремясь угодить людям и их мнению, и забывая при этом кормить своим присутствием своих ближних.

Одно из значений корня древнееврейского слова "ближний" - это "кормить, насыщать". То есть, ближний - это тот, кого мы кормим и питаем, существование которого мы поддерживаем. Он дал каждому из нас ближних, ни один из нас не предназначен на жизнь в одиночку. Наша жизнь может и должна питать кого-то эмоционально, духовно, физически. Наша жизнь согласно Его закону насыщает души людей вокруг нас, тогда как жизнь, сосредоточенная на самих себе - ограбляет других, лишает их живительной силы, убивает.

И это бессмысленное подтирание грязи, постоянная стирка, ответы на бесчисленные вопросы, удовлетворение нужд мужа, забота о соседях и друзьях - все это своего рода питание и насыщение людей вокруг нас.

Так что не опускай руки, мама. Не ной и не стони, как занята ты и как ты устала. Силы придут и обновятся, завтра милость будет новой. Не слушай мир с его требованиями. Верно веди свое стадо, слушай своего пастуха. Ботинок за ботинком, вопрос за вопросом - вливай свою жизнь в них, бессмертные души, и знай, что посеянною тобой произведет плод - в свое время.



29.4.16

О лжесвидетельстве

Сплетни. Обсудили по косточчкам. Осудили то-се, распотрошили, покачали головами. 
Лжесвидетельство, клевета настолько пронизывают нашу жизнь - а особенно жизнь женщины, что порой трудно отличить, что тут сплетня, а что просто новость. Мотивы сердца сплетены так крепко, что непонятно порой, откуда эти слова выливаются, из какой такой сокровищницы. 
Библия сурово осуждает сплетни, лжесвидетельство и злословие. В ней красной нитью проходит мысль о том, как ненавидит Бог всякую ложь, особенно сказанную в отношении нашего ближнего - в лицо или за спиной. И не только ложь - но любые слова, которые принижают человека и очерняют его репутацию. За клевету на человека в некоторых случаях налагался неподъемный штраф: это показывало, как Божий закон высоко ставит человеческую репутацию в обществе, что Бог хотел донести до людей, насколько губительными могут быть неосторожные, злые, двойственные слова, двойной язык, распущенные уста. 

"Не ходи разносчиком", говорит Моисей в законе. "Говорите истину в любви, назидая друг друга", говорит Павел. 

О том, как в еврейском обществе смотрели на сплетни, можно увидеть из Книги Премудрости Бен Сираха. 


«Проклят сплетник и двойной язык: такие люди уничтожили многих мирных людей. Злословящий язык лишил покоя многих, и изгнал их из народа в народ: он разрушил укрепленные города и перевернул дома великих людей. Кто слушает его, никогда не сможет найти покой, и никогда не сможет жить мирно. Злословящий язык прогнал благочестивых женщин, и лишил их плода их трудов. Удар плети оставляет следы в плоти: но удары языка ломают кости. Многие люди пали от острия меча: но не так много, сколько пало от языка. Благ тот, кто защищен от него, и не прошел через его яд, тот, кто не тянул его иго и не был связан его путами. Потому что иго сплетника железно, и его путы сделаны из бронзы. Смерть от них — злая смерть, но лучше могила, чем его оковы. Боящийся Бога не будет подчиняться сплетням, и не сгорит в их пламени. Те, кто отвергает Господа, падут в него и оно сожжет их, и огонь не погаснет; сплетник будет послан на них, как лев, с шипами, и свяжет их золото и серебро, и пожрет их как леопард. Огради свое имущество шипами и свяжи свое серебро и золото и взвешивай свои слова на весах, и поставь ворота и дверь у своих уст. Смотри, чтобы ты не проскользнул мимо этих ворот, чтобы не пасть тебе жертвой того, кто ждет в засаде» (Книга премудрости Сираха 28:13-26). 



24.4.16

Фамильярность

Мы читаем с детьми в эти дни 1 Царств, главу 2, в которой рассказывается о двух сыновьях Илии. Эти два сына жили при храме и помогали своему отцу служить и выполнять разные священнические обязанности при нем, в числе которых был, по всей видимости, прием жертв. Эти два сына вместо того, чтобы просто принимать животных и поступать с ними, как было прописано в законе, выбирали себе лучшие куски мяса, и откладывали себе их до того, как сварить - потому что, дескать, им хотелось мяса жаренного. Если приносивший жертву протестовал и взывал к их совести, они угрожали взять свое силой.
Их поведение открывало, что они были недовольны своим положением священников, которым полагалось жить по определнным правилам - но при этом они не должны были работать в поте лица на полях. Это также показывало их жестокосердие: им было все равно, что жертва приносилась за грех, для них вкус был важнее, чем что-либо. А это их жестокосердие открывало  их глубокую веру.
Глубокую веру в себя.

Я читаю вслух, и вопросы сами собой стали сыпаться. Да как же так, как же они могли так поступать со святым служением? Как же они могли угрожать вслух силой, когда буквально за стеной сидел на херувимах Сам Верховный Судья Бог? Как они могли вылавливать своей вилкой мясо и жир, зная, что обкрадывают Святого?

Могли и делали, потому что вера их в себя затмевала все и ослепляла их к реальности. Сыновья Илии верили, что они - суверенны, что никто не имеет права им говорить, что и как делать, что все в этой жизни направлено только на удовлетворение их аппетита, и что их дела останутся безнаказанными. Можно перевернуть и изогнуть истину, если это означает, что ужин сегодня будет жирным и поджаристым. Можно наступить на кого-то, если это означает, что я получу что-то из этого. Можно применить силу, потому что Бог молчит, а значит, ему все равно. Можно солгать, потому что Богом в случае чего можно манипулировать.

Эти сыновья, как и их отец Илия, были настолько фамильярны с Богом, что взялись судить Его и Его закон со своей человеческой колокольни. Это мировоззрение настолько пронизывало их жизнь, что ни им, ни самому Илии не пришло в голову прислушаться к голосу предупреждения. Слова, сказанные на полном серьезе: "для чего ты предпочитаешь Мне сыновей своих, утучняя себя начатками всех приношений народа Моего?" - упали на твердую, как цемент, почву. Илия не ограничивал своих детей, не показывал им правильный путь, предпочитая показной мир святости Бога.

Сердце съежилось от такой фамильярности, от такой уверенности в себе. Но и прислушалось: не нам ли Он говорит, чтобы мы не оскорбляли Духа Святого в нас? Не к нам ли обращается Он, говоря нам отложить всякую ярость, всякое раздражение, всякий гнев, всякое злоречие?
О чем эти кислые плоды свидетельствуют, как не о вере в себя? Мы бегаем по этому кругу жизни, и забываем что внутри нас - даже не за толстой завесой, как в случае с сыновьями Илии - живет Сам Дух, и Ему причиняет печаль наша забывчивость и фамильярность.
Мы забываем и взрываемся, пинаем двери, выплескиваем гнев на близких, жалуемся на жизнь, завидуем. Дай мне, Бог, сердце мягкое, чуткое, которое никогда не забывает о Твоём присутствии, которое не предпочитает блага этого мира Тебе... дай мне мудрость внушить и моим детям благоговение перед Тобой и желание угодить Тебе.

И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления. еф. 4:30


17.4.16

Пасха


Недавно мой муж проповедовал на тему "Последняя Вечеря". Примерно за несколько дней до служения он написал мне смску, которую я частенько получаю от него посреди недели.
"Я кое-что нашел в тексте, и у меня едет от этого голова!"
Это значит, что его упорное сидение за текстом Писания наконец-то принесло результат. Это значит, что долгое вглядывание в слова наконец-то показало что-то раньше невидимое кристально чисто. Причем оно там было всегда, но нужно было сфокусировать взгляд и хорошо приглядеться.
Это значит, что теперь работа пойдет под гору - надо теперь написать проповедь так, чтобы это что-то кристально чистое стало кристально чистыми словами, ни одно из которых не может быть потрачено зря.
В этом тексте было использовано слово "предан":
"Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб" (1 Кор. 11:23). 
Слово это часто переводится как "передан, сдан". Оно имеет оттенок предательства, но главное его значение - в передаче чего-то кому-то. В этом случае речь идет о ком-то - о Самом Сыне Бога. Это же слово используется и в пересказе евангелистами событий последних дней Христа. 
Христос был...
Предан в руки грешников.
Предан друзьями.
Предан в руки священников (религиозных властей).
Предан в руки Пилата (политической власти). 
Предан Отцом в руки смерти. 

Предан всем, что живо на земле и на небе. 

И тем не менее, Христос не был безвольной жертвой. Он Сам пошел на эту абсолютную оставленность. 
Среди человеческой боли оставленность, одиночество, предательство - пожалуй, самые болезненные. Болезненные, мучительные, потому что отвергают тебя как существо, полностью - не просто твои поступки и действия, но самого тебя.
Но нет ни одной глубины человеческой боли, которую бы не испытал Христос. Нет ни одной ступени, по которой бы не прошлась Его стопа. 

И в этом - надежда. Потому что Его смерть не была концом, и эта оставленность привела к нашему усыновлению. Потому что гроб теперь пуст, а сердца наши - полны Его Духа. Потому что "Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?" (Рим. 8:32).