7.1.16

Отсутствие


Лялечка легла спать, и я после ураганного утра присела немного передохнуть. Шутка ли, гоняться за двухлетней Торнадо  Надей по дому, пытаться отсосать засорившуюся раковину в ванной, писать сочинение с 8-миклассником, учить таблицу умножения с 3-классником и заучивать определения органов пищевого тракта с 5-тиклассницей. Раковина так и не стала проходить, сочинение получилось так себе.... И Торнадо наконец заснул. Каждая минута была такой напряженной, такой насыщенной.

Ф-фф-ффуу.

Присела и открыла фейсбук, где мне сразу же попалась на глаза ссылка на проект "Отсутствие".  Перед моими глазами проплыли фотографии по парам, на первой из которой была группа людей - а на второй - та же самая группа минус один или двое человек. За десять-двадцать лет, которые разделяют каждые два снимка, кто-то был потерян. Кто-то умер, ушел, оставив за собой совершенно осязаемую пустоту. 

И ураган, который все еще кружился в голове, внезапно утих, как будто кто-то невидимой рукой разгладил взъерошенную поверхность. 

Эта тема меня преследует уже несколько недель. С того момента, когда мы с детьми переступили порог дома для престарелых, с того дня, когда я села писать серию постов для адвента, в тот день, когда я нечаянно задала вопрос о фотографии красивой женщины на полке у моей знакомой и увидела, как задрожали губы, как на глазах встал, готовый пролиться, поток слез: это было фотография  ушедшей из жизни двадцать лет назад дочери.  Бог стал говорить. 

Он говорил о том, что эти престарелые, Ему драгоценные люди - семена, почти готовые упасть в землю. В глазах мира они бесполезны, ненужны, надоедливы. Мысль о них чаще всего вызывает раздражение, питаемое нашим материалистическим миром - никакой от них пользы, а время проводить с ними надо, долг все таки. Продуктивность этих людей уже никому не важна - на похоронах, может и скажут что о достижениях. Но что важнее всего - это то, как это семя за всю жизнь готовилось к тому, чтобы упасть, как оно тянуло силы из Бога, чтобы скоро стать тем, на что было сотворено. 

Он говорил о том, что моя одержимость продуктивностью, мой психоз по поводу того, что получается не так, как я задумала и как я представляла себе - не от Него. Что мое нытье о том, что я никак не могу найти полноту  радости имеет глубокие корни. Что пора этому семени очнуться и начать черпать силы у Него, Творца, Который держит все в Своих руках, и которым стоит все. 

Он говорил через ту маму, до сих пор тоскующую по своей дочери, и до сих пор ощущающую утрату физически, о том, что жизнь - это Его дар. Что однажды эти насыщенные, напряженные минуты испарятся, и будет иметь значение не то,чего мы вместе достигли, а то как мы выросли, как семена. Не будет значения иметь, сколько мы книг прочитали - хоть это и важно. Не будет значение иметь, какие навыки мы приобрели - хоть на это Он и дал нам дни-недели-месяцы. Но будет иметь значение то, как я вспахивала почву веры в себе и своих детях. Как пребывала в Его присутствии и менялась в Его образ. Как я научила их основывать свои жизни на единственно верном основании - на Слове Божьем, вечном, непогрешимом, живом. 

Он дал мне полную свободу в том, как проводить эту жизнь, но если я желаю Его радости, то я никогда не смогу получить ее, преклоняясь перед своим идолом, принося ему в жертву мир и покой своего дома, своего сердца. 

И я не знаю, что Он имеет для нас в Своем плане для нас в этот год. Но знаю одно, что не хочу больше проводить драгоценное время, нацеливаясь на материальные мишени. Вместо обычных новогодних решений, которые всегда записывала себе в дневник, я записала себе одно слово: "Пребывать". 

Пребывать в Его присутствии, независимо от обстоятельств. 

Пребывать в присутствии моих близких, которые мельтешат передо мной круглый день и не дают мне сосредоточиться на мне, моей любимой. 

Присутствовать полностью с теми, кто передо мной. 

Пребывать в Его Слове, питаясь им постоянно, прислушиваясь к Его голосу.