4.3.16

Чему меня учит моя двухлетка

Если бы меня спросили, что меня больше всего изменило в материнстве, я бы не стала сомневаться в ответе.
Не роды, хоть и было больно, хоть и действительно они меня изменили насовсем, безвозвратно. У меня высокий порог терпимости к боли, и физическая боль мне не страшна. Назавтра боль пройдет и все будет нормально.
Не через бессонные ночи во мне произошли мощные перемены. Сон мне ух как дорог, и его нехватка сказывается на всем - в первую очередь на темпераменте. Но сном я могу пожертвовать и при этом глазом, так сказать, не моргнуть, если надо кое с кем дорогим поговорить по телефону, или к чему-то приготовиться.
И хотя сидение дома с детьми и брак тоже во многом сформировали меня, как взрослую личность, все же ответом на вопрос - если бы мне его когда-то задали - было бы не это.

Если бы мне задали такой вопрос - сразу бы вывалился изо рта ответ: "Двухлетки!"

Потому что маму, любящую посидеть уютно с книжкой, надо растормошить и помочь ей видеть мир с маленькой колокольни. А как еще ей узнать, что ей надо быть зависимой от Великого Папы, и полагаться на Него всем своим телом и существом, как и эта Кроха, которая ищет утешения только у меня?
Потому что эта мама, любящая покой и тишину, должна понять, что жизнь должна быть шумной, что молчание и стерильность и бездвижимость - это признаки смерти, что хорошие привычки, сформированные в организации хаоса, куда ценнее и сильнее, чем привычки бездействия.
Потому что маму, не любящую попусту терять время, надо научить служить бесконечным, бессмысленным, циклическим  подтиранием, мытьем, подбиранием, починкой пролитого, липкого, замаранного, обжеванного, раскиданного, рассыпанного, сломанного...
Потому что маме, ищущей, как бы сделать каждый момент продуктивным, надо понять, что время - дар от Бога, данный на то, чтобы своим присутствием способствовать росту находящихся рядом, а не на то, чтобы ставить галочки.
 Мама, сама растущая в любви и познавшая только лишь капельку Его любви, которую Он в преизбытке пролил на нас, ДОЛЖНА познать то, как ОН сошел с небес на ее уровень, чтобы приобрести ее. Она должна впитать в свое сердце такую любовь и пролить ее на этот Ураган, опуститься на ее уровень и побыть - полностью присутствовать в мире этой Двухлетки.
Она должна преодолеть скуку и найти в Духе силы сделать мир этой двухлетки интересным, вкусным, ярким, стимулирующим к росту в любви и радости.

Этой маме было тяжело, признаюсь. Скука и нежелание увидеть в этом человечке не просто то, кем она должна стать, а живое, дышащее чудо - были самыми большими препятствиями на моем пути. И я пришла вам сказать: эти препятствия преодолимы. Скука плоти может уступить место Его творчеству, лень может уступить место видению. Изо дня в день, через одно и тоже, через формирование элементарных привычек, через постоянное познание мира вокруг глазами-руками-ногами-языками-ушами  этих малышат.

Вот и сидим на полу, играем, бегаем, подбираем.

Но это еще не все.
Большая часть суматошного дня двухлетки - это познание границ. Мы учим послушанию, которое не сформируется само по себе. Учим непрестанно, с любовью и нежностью - помня о том, что не наше слово преступает Малышка, а Божье, и с твердостью - помня об Отце, который не закрыл глаза на закон, но по этому закону судил Своего Сына и предал Его смерти. И вижу, вижу в этой двухлетке себя - бунтующую против границ, не любящую наставления, ищущую своего пути.   Вижу, как Бог иной раз встанет на моем пути, скажет через Свой Дух: "Это не угодно Мне".

Вот и учим. Учим, что есть у нее выбор. Что есть у Бога силы помочь ей идти правильным путем. Что Его воля для нас - самая лучшая, самая светлая, самая жизнедающая.

А в конце дня падаем на кровать. Уф... Прошел один день. Завтра - новый. И милость Бога - ко мне, к моим детям - тоже будет новой.


ведра и мячики - чем бы дитя не тешилось?


лепка


бусы из сухого завтрака

какому ребенку не нравится играть с водой?

или со снегом?


опять вода

прошу прощения за язык

ежеутренний ритуал - попрыгать на кровати перед тем, как переодеться