17.9.12

Часть 2 - Племянниковая

Самой заветной и долгожданной частью этого путешествия было знакомство с детьми моей сестренки. С двумя из них я уже была кратко знакома, а вот третий успел родиться, да еще дорасти до года в мое уже отсутствие. Просто быть тетей из-за океана, знакомой по фоткам, неинтересно и абсолютно меня не удовлетворяет, поэтому ехала с целью подружиться - и с сестрой тут у нас было полное взаимопонимание: она для моих детей за это время стала не просто тетей, а Тетей в самом дружественном, самом теплом смысле. Ну кто еще разрешит ночевать у себя несколько раз в неделю и есть все, что угодно и когда угодно?

А племянники мои вот какие:


Данилка - совершенно искрометное существо. Горластый, с большими ясными глазами, всегда с вопросом на лице - у него всегда куча дел и если вам доведется пойти ним на прогулку, имейте ввиду, что он не станет ждать, пока вы там копошитесь с замками-лифтами - его крепенькие ножки унесут его так быстро, что, когда вы вываливаетесь наконец на улицу, он уже пятьдесят дел успеет переделать. Ну или сто. Он все знает, и все хочет знать. Такой разговор однажды имел место между им и моим мужем, начавшийся с его обыкновенно напористого и нетерпящего никаких отмазок "ПОЧЕМУ":

 - Дядя Майк, а ПОЧЕМУ(тут можно что угодно подставить...его вопросы сыпались бесконечно и обо всем) .......?
 - Эхм...Я не знаю, - пожал плечами дядя Майк.
 - Дядя Майк, а ПОЧЕМУ вы с Давидом ничего не знаете?
 - Как это ничего не знаем? - оскорбляется Дядя Майк.
 - А потому что я спрашиваю, а вы всегда говорите: "Не знаю".

И убежал на своих крепеньких ножках, и не успели мы внушить ему, что на некоторые вопросы нет ответа и всякую подобную взрослую муть. Ну да пусть думает, что есть ответы, это мы, недалекие, ничего не знаем. Пускай он, ясноглазый,  нас всех переплюнет - нам, как сказал другой мой четырехлетний племянник, (только двоюродный), не жалко.

А это - Андрюша.


Этот малыш, который со своей палкой все это время составлял одно целое, долго не был уверен, зачем эта тетя домогается поцелуев и объятий.  Смотрел на меня искоса и молчал как партизан. Но прошло чуть больше недели и вдруг прорвало: САМ подошел ко мне и начал  рассказывать про Асулю, которая огу самала и умерла и се. (прим. переводчика: Косуля, которая в зоопарке, сломала ногу и умерла и все). И еще что-то очень много и долго и серьезно, и от этой вот "китайской" речи у меня просто дух захватило: он мне свое сердечко открыл. А потом принес  цветочек с обочины дороги. А потом разрешил поцеловать в макушку. Вот и завязались наши отношения тети-племянника. 
Одним теплым днем я залезла в малиновые кусты - и тут нарисовался он: "Буду тебе помогать". 
Ничего, что ручки такие грязные, так вкуснее. 


Был момент, когда он мне, так сказать, указал на место. Я решила совершенно фамильярно позаигрывать с ним - схвачу на руки и спрашиваю: "Кто мое сокровище?" Андрюша терпел-терпел, а потом вырвался и заявляет: "Я - Фаавек!" (человек, то есть) Вот так, Тетя Майя, всему есть предел. Но сокровищем от этого ты не перестаешь быть, дорогой мой племянник. :-)


А это Вадим! 

Про этого племянника можно много рассказывать и млеть от воспоминаний о его сладком дыхании, мягких ручках и щечках, о том, как он ловко, как циркуль, поворачивается вокруг своей оси, как он ни в чем уже не хочет отставать от своих братьев. Как легко его отвлечь от чего-то на целых 2 секунды - стоит ткнуть во что-нибудь пальцем и сказать "О!" Как он за тонюсенькую шею сгребает котенка, у которого от такой любви глаза выпучиваются до неестественных размеров. Как он, странный такой годовалый ребенок, любит помидоры. Как он из всех нас предпочитает своего деда, на которого похож больше всего из всех внуков.  (после мамы, конечно). Но зато позволил мне усыпить его на руках, пока сестра и муж оторвались на пару часов вспомнить, что это такое - гулять по городу без детей. Вот таким кулечком, теплым, чуть-чуть взопревшим, он и закрыл глазки и сладко засопел...А я надышаться не могла...Сокровище.



Уймись, уймись, сердце мое.